Офис в Магнитогорске

ул. Завенягина, 1/2

Для жителей Респ. Башкортостан

8 (347) 286-21-03

Горячая линия ООО СМК "Астра-Металл"

8-800-250-01-60

Контакт центр ТФОМС Челяб. области

8-800-300-10-03

8-800-250-01-60

Несмотря на грозные окрики, у властей не получается бороться с приписками в медицине

Несмотря на грозные окрики, у властей не получается бороться с приписками в медицине. Едва в одном регионе возбуждают громкое уголовное дело, как через месяц в другом происходит ровно то же самое. Практикующие врачи сетуют на систему здравоохранения, которую перестроили таким образом, что без приписок работать невозможно.

Косвенно это подтверждают сами власти, не особо лютующие в деле наказания виновных. Тем более им остаётся важный козырь: тему приписок можно использовать как повод для сокращения и без того постоянно урезаемых расходов на медицину. Кто от этого в минусе? Как обычно, простые россияне.

Условный рефлекс

В феврале 2016 г. парламентарий из Свердловской области Андрей Альшевских поднял бучу. Он не верит в отчёт горздрава Екатеринбурга, будто от гриппа привито 98% школьников города. Мол, тогда карантин в школах давно бы отменили. По местным правилам непривитый ребёнок может ходить на занятия только с распиской от родителей, которые таким образом принимают на себя все последствия  за возможное заражение. А таких в ряде школ по полкласса. Да ещё с гриппом дома лежат явно не 2%. Депутатское возмущение маслом легло на другой скандал, который вызвал бывший врач Свердловского КВД Илья Афанасьев. По его словам, каждый год главврач получает из областного минздрава план-задание на приём пациентов, который среди врачей именуют «планом приписок». И любой медик либо отправляется на биржу труда, либо подписывает план, который невозможно выполнить в реальности. Поскольку за приписки в области ещё ни одного врача не посадили, де-факто сотрудник выбирает между биржей труда сразу или если поймают.

Илья Афанасьев рассказал, что чаще всего врач принимает пациента вживую раз или два, а ещё 3–4 визита накручивает ему на бумаге. Он лично знает случай, когда один коллега «принял» таким образом 700 пациентов за месяц. Но бывает, что берут данные из карты умершего пациента и он, как зайка, «ходит» к доктору на приём. Кстати, сумма, которую платит бюджет за поликлинический приём одного человека, в 2012–2014 гг. уменьшилась в 6 раз – со 120 до 20 рублей.

Видимо, и ОМС, и областной бюджет уже догадывались, что часто оплачивают воздух. Как раз в 2014 г. они изменили способ финансирования поликлиник: учреждениям теперь платят соразмерно количеству прикреплённого к ним населения. В местном ОМС поясняют, что дополнительные деньги могут быть заработаны лишь от стороннего пациента. Причём эти средства вычтут из бюджета той поликлиники, к которой он прикреплён.

Никакой новости ситуация с приписками не вызывает, как минимум, с 2006 года. Тогда в рамках нацпроекта «Здоровье» медиков попытались стимулировать на хорошую работу при помощи доплат. После этого знакомая схема вылезла в Нижнем Новгороде, и тогда руководство здравоохранения тоже выражало недоумение: как же так, ведь платим за количество пациентов на участке независимо от посещений врача. Но оказалось, что «мёртвые души» необходимы, чтобы сохранить за учреждением КТУ (коэффициент трудового участия). Это означает премии врачам и спокойствие «главнюка» за свои показатели и кресло. Как мы видим, в последующие 10 лет правила игры остались прежними, несмотря на периодически всплывающие скандалы с приписками.

Тюмень в 2013 г. потратила на диспансеризацию сотни миллионов рублей, а внесённые в карты пациентов заведомо ложные сведения легли в уголовное дело против завотделением поликлиники №4. В Уфе такая же песня с вакцинацией: в детской поликлинике №8 по документам вакциной от свиного гриппа «Моногриппол плюс» привиты 97 человек, из которых подтвердили факт прививки лишь 8. Нестыковки нашлись ещё в 25 учреждениях, а журналисты  нашли в лесу под Уфой коробки с той самой вакциной – даже срок годности не истёк. Изготовление одной только ампулы обошлось бюджету в 173 рубля.

Несмотря на объявленную борьбу с приписками, в большинстве регионов годами не могут сделать одной несложной вещи: дать гражданам доступ к собственным медицинским документам. Электронная система с личными кабинетами, допустим, дороговата. Но ведь и обычные медкарты в руки не дают! Люди по полчаса ждут у регистратуры медсестру, которая возьмёт их карту и отнесёт в положенный кабинет, словно это шапка Мономаха. Логика понятна: сунет пациент свой любопытный нос в карту, и выяснит, что уже шесть раз отказался от диспансеризации, дважды от УЗИ мозга и трижды от бесплатного массажа. А в кармане у каждого такого любопытного теперь телефон с фотокамерой, а значит, тема может грянуть на каком-нибудь новостном портале вечером того же дня. Правда, не слышно, чтобы  кого-то всерьёз наказали.

Недавно терапевт из Копейска (Челябинская область) получил год условно за манипуляции с той же самой диспансеризацией. Целью доктора было получение стимулирующих выплат в размере 2 тыс. рублей. Понять и простить? Немаловажный момент: самому пациенту обычно плевать, какие услуги на него записали, если платит не он сам. В ряде регионов гражданин может обратиться в страховую компанию, которая выдала ему полис, и в течение нескольких недель получить бумажную справку с раскладом: где, какие медицинские услуги и почём ему оказывали. Правда, страховщики, чтобы к ним поменьше ходили, получение такой справки максимально забюрократили. Но Москва в 2015 г. запустила-таки информационную систему ЕМИАС, где любой обладатель полиса может посмотреть в личном кабинете, где и когда соприкасался с учреждениями Минздрава.

В последующие пару месяцев Росздравнадзор зафиксировал от москвичей 22 тыс. жалоб на приписки. И далеко не всегда постоянному пациенту нарисовали вместо четырёх визитов пять. Граждане, годами не бывавшие в России, с удивлением узнавали, что проходили исследования МРТ, терпели иглоукалывание и даже восстанавливались после перелома позвоночника.

Глава столичного здравоохранения Леонид Печатников под свою ответственность отменил все планы  диспансеризации: мол, лучше никакой, чем фиктивная. Мотивы врачей для Печатникова не секрет – это стремление выполнить план по оказанию услуг, стимулирование передовиков оказания медуслуг, желание врачей уделить больше времени пациенту или просто перекурить. Любопытно, что и со стороны медицинского сообщества нет никакого посыпания головы пеплом. Работники поликлиник рассказывают, что поставлены в адские условия. Участковый терапевт ещё недавно должен был тратить на один приём 8 минут, сегодня 15 минут, но и этого крайне недостаточно. Ведь пациенты разные: придёт иная бабушка и станет раздеваться 10 минут, а одеваться – и вовсе 20. В это время народ за дверью психует, поскольку очередь теперь не живая, а электронная – пациент приходит к определённому времени. За полный рабочий день у врача предусмотрен один получасовой обед – ни в туалет, ни чаю, ни с коллегами поговорить. Врачи справедливо полагают, что кардиолог не может качественно обслужить 50 пациентов в день – отсюда и приписки. Якобы и деньги идут не в карман врачам, а в бюджет учреждения и на них закупают расходники, делают рентген, поскольку казённое финансирование на эти цели очень куцее. А сам доктор получает лишь премию на поддержание штанов – вот и весь его резон. И все мы должны на этом месте расслабиться, понять и простить. Особенно когда доктор пугает, что если его начнут всерьёз прессовать за приписки, из поликлиник уйдут остатки лучших кадров.

Но система эта куда более жуткая, чем это выглядит на первый взгляд. Например, приписали пациенту ишемическую болезнь сердца. А пару лет спустя из-за этой записи в карте ему не рискнули удалить аневризму – и человек умер. О таких историях врачи не пишут гордо на форумах, а говорят совсем шёпотом. Или нарисуют здоровому парню какую-нибудь аллергию, а его из-за этого в авиацию не возьмут. В клинической практике всё больше хирургов предпочитают удалить 50 бородавок вместо одной онкологии и быть на доске почёта за «скорострельность». Или поставить пациенту ненужный стент за кучу денег, потому что сверху спущен очередной план. Или не оперировать никого после инсульта, поскольку есть риск испортить себе показатели. Можно ли считать врача лишь жертвой обстоятельств? Даже солдата приказ командования не освобождает от ответственности за военные преступления. А доктор по сравнению с ним – птица вольная.

Кроме того, нынешняя система финансирования здравоохранения коррумпирована сильнее, чем пытаются представить. По словам директора столичного фонда ОМС Владимира Зеленского, в 2013 г. в Москве оказано 700 млн медицинских услуг. А в 2014 г. перешли на подушевое финансирование, и услуг стало 400 миллионов. Вероятно, дельта в 300 млн услуг – это и есть приписки.Означает ли это, что почти половина 1,5-триллионного бюджета ОМС оплачивает миражи? Если да, то трудно поверить, что распределение столь огромных средств пущено на самотёк. Почему-то в ОМС не особенно переживают, перечисляя миллиарды рублей на де-факто мошеннические схемы. Хотя мы наблюдаем попытки сэкономить копейки на выплатах инвалидам, в результате чего за границами групп инвалидности оказались даже полностью обездвиженные люди. Не слышно громких разоблачений от страховых медицинских организаций (СМО), которые должны посредством медико-экономической экспертизы бороться с приписками. По закону за приписки провинившихся штрафуют, а СМО получают проценты от штрафных санкций. Но никакого рвения у контролёров мы не видим. Врачи рассказывают, что планы на проведение диспансеризации спускаются из федерального Минздрава. Которому в последние годы активно урезают финансирование, перераспределяя его через систему ОМС. И почему в новой цепочке не может выстроиться традиционная откатная схема, если мы видим, что контролирующие элементы работают не слишком активно? Все предпосылки для этого есть. Автор: Денис Терентьев Как сообщалось ранее, в ходе круглого стола под названием «Финансовое состояние государственного здравоохранения» ведущие медики России заявили, что Минздрав перекладывает ответственность за ухудшение состояния медицины на регионы. 

Источник: Крымские новости